?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Точка отсчета
Меня долго подбивали написать цикл рассказов по истории кишиневских градоначальников. Недавно отпали последние сомнения, и я все-таки решился на это, и … отправился разбирать архивы XIX века.
Историю «отцов» нашего города по справедливости, полагаю, следует вести не с того времени, когда Кишинев в канцелярским языке стал именоваться городом, а с введения в нем городового положения в 1870 году. Эта положение было частью земской реформы, выдвинувшей к власти представителей местной элиты. Именно с тех пор кишиневские градоначальники перестали быть «назначенцами» и их приходу во власть стали предшествовать выборы. Если оттолкнуться от этого принципа, то первым Городским головой Кишинева следует считать Клементия Петровича Шуманского.

Страсти по Голове
Итак, выбрав точку отчета, оглядимся. Это – 1871 год. Только что минули рождественские праздники. Кишиневский Городской голова Павел Христофорович Гумалик нервничает… Идет реформа. Он на своем месте отвечает за организацию первых выборов в гласные Городской Думы, которая, в свою очередь выберет нового градоначальника, возможно не его…
Выпустить из бутылки джина, который и убьет тебя?! Вот так роль! Сохранился документ, который представляет собой жалобу части избирателей бессарабскому губернатору. Жалоба на кишиневского градоначальника. Судя по этому свидетельству,
П. Гумалик самовольно отсеял неугодных ему кандидатов в гласные думы и предложил собранию избирателей баллотировать других. Когда же те, что не понравились крутому нравом, поручику в отставке П. Гумалику, включили себя во второй избирательный список, то он их лично вычеркнул, вставив в список «своих» людей. Таким образом, часть гласных первой кишиневской Городской Думы, вопреки закону оказалась «записными» а не «выборными», а первые выборы в местные органы власти в Кишиневе сопровождались грандиозным скандалом. Страсти накалились вплоть до того, что часть собрания избирателей требовала от бессарабского губернатора аннулировать результаты выборов!
Надо сказать что, тогдашние избиратели умели постоять за себя. Это были влиятельные люди из зажиточных семейств Кишинева, стоимость домов которых колебалась в среднем от 3000 до 6000 рублей. (75 рублей стоила, к примеру, хорошая лошадь, сравнительно с нашими понятиями – что-то вроде автомобиля).
Опять же, из документов видно как среагировал на этот протест губернатор: результаты выборов он не отменил, но предпочел сменить «декорации» - П. Гумалик «ушел в отпуск». Впрочем, ушедшего «в отпуск» (из которого он уже не вернулся) Городского голову, сменил незаконно назначенный им вместо себя «наследник» - купец Федот Иванов. Возмущению кишиневских думцев не было предела: за спиной исполнявшего обязанности градоначальника уж слишком ясно читался силуэт прежнего, любившего дисциплину хозяина города.
Понимая, что Гумалик, руками Федотова, будет пытаться «рулить» выборами первого свободно избираемого Городского головы, гласные саботировали выборы, отказывались лично участвовать в заседаниях или перепоручая свои полномочия другим лицам. (По крайней мере, в Национальном архиве хранятся десятки таких «отказных» заявлений за этот период).
Так или иначе, под ропот недовольных и демонстративное пренебрежение других, 23 марта 1871 года общее собрание гласных кишиневской Городской Думы впервые начало работу. На следующий день после своего появления этой в муках рожденной думы, ей предстояло родить еще более тяжелое решение - найти компромисс и избрать Городского голову Кишинева. (по современному - примара).
Как и планировалось, на другой день, 24 марта состоялась первая баллотировка на должность городского головы.
Неожиданно наибольшее количество белых (проходных) шаров (баллов) набрал Клементий Петрович Шуманский. Ближайший соперник отставал от него всего на три пункта… То есть, Шуманский балансировал в достаточно шатком положении.
Казалось бы – новому мэру работы – непочатый край…. Но политическая погода в Кишиневе уже явно испортилась.
Непонятно в силу каких причин, но 7 апреля состоялись повторные выборы на должность Городского головы. Чтобы как-то решить, наконец, этот злосчастный вопрос, гласные Городской Думы пригласили на кресло градоначальника Николая Егоровича Катаржи, - представителя одного из влиятельных местных семейств. Но тот, видимо не желая терять свой авторитет в мелкой грызне, благоразумно сославшись на здоровье, срочно уехал за границу, «на воды». Чтобы не обидеть депутатов он предложил им вместо себя некоего Матвея Корниловича Зогулина. Когда же «ходоки» от городских депутатов явились к Матвею Корниловичу, то он, будучи не глупее Николая Егоровича, поставил условием жалованье себе 5000 рублей, вместо положенных первоначально 3000 рублей.
Дума это вымогательство отвергла, а Кишинев тем временем оставался без «папы».
Собрание гласных начинает понимать что, если он вот прямо сейчас не изберут… хоть кого-нибудь, … то больше никого и ни за какие коврижки нельзя будет заставить впутаться в эту компрометирующую историю.
Согласились участвовать в голосовании: Шуманский, Грисенко, Недов. (Как Шуманский, фактически выигравший в первый раз выборы, которые почему то не признали, преступил через себя и решился на повторное голосование?!!!) За Шуманского подают 31 голос, Грисенко получает - 18, а Недов – 14 баллов. Стоп!… С этого момента мы можем хорошо рассмотреть этого человека как личность. Забегая вперед, скажу, что Городским головой он стал, и очень неплохим, а пока… интересно каким он был, просто, как человек?
Как стать градоначальником
Родился он в 1830 году. По окончании курса юридических наук в Одесском Ришельевском лицее Клементий Шуманский был определен канцелярским чиновником в Бессарабский уголовный суд, с чином губернского секретаря. Через три года он женится вторым браком на дочери дворянина Василия Строеско, Екатерине. Его семья быстро растет – 3 сына и две дочери. Успешно развивается и его служебная карьера - в 1860 году он произведен в титулярные советники, за успешное решение дел в суде Шуманский получает денежные премии. В 1863 году К. П. Шуманский - уже советник Бессарабского областного гражданского суда, а затем - товарищ (заместитель) председателя этого суда.
В 1864 году он получает звание коллежского асессора и через два года его, как способного чиновника замечают «наверху» и переводят на повышение, уже в звании надворного советника, в Оренбург, товарищем председателя судебной палаты. Это был пик его судебной карьеры, - в том же году, прослужив на севере не более четырех месяцев Шуманский увольняется со службы и возвращается в Кишинев. Что послужило причиной такого поворота неизвестно, то ли не пришелся по душе суровый климат, то ли еще какие то причины. По крайней мере, его возвращение в Кишинев не стоит связывать с предвыборной кампанией, так как его приезд случился задолго до реформы.
Шуманский, благодаря карьере и браку сумел завоевать солидное положение в местном свете. К 1870 году он - почетный мировой судья, владелец дома ценой в 4500 рублей в Кишиневе, вотчины «Грумозепы» Хотинского уезда и 366 десятин в Оргеевском уезде.
Тем более удивительно: как смог он свой престиж поставить на карту, идя на повторные выборы. Безусловно, это был нестандартный и мужественный поступок, которым он, без преувеличения выручил весь Кишинев. Городом еще будут управлять люди, бывшие по образованию учителями, врачами, журналистами, военными, строителями, но… тогда для формирования городской власти, утряски всех нюансов, связанных с выборами, для того чтобы собрать и заставить работать машину городской власти, Кишиневу объективно нужнее всего был юрист. И город выиграл, получив такого руководителя, что через четыре года подтвердилось, когда Шуманский возглавил городскую власть на второй срок. Он казался действительно «мировым» судьей, сразу примирив всех и приведя к компромиссу. Умение ладить со всеми – еще одно качество, необходимое для управления людьми, достаточно хорошо характеризует его.
Дела: надо строить, а не болтать
Шуманский энергично принялся за дела. Первоначально 72 гласных Городской Думы было очень трудно собирать всех вместе на заседания и скоро большинство из них потеряло интерес к управлению городом. Так как думцы не являлись на заседания, решение многих насущных вопросов «зависло». Шуманского это не смутило и он, используя свои связи и опыт юриста добился для Кишинева снижения необходимого кворума для принятия решений по текущим повседневным вопросам. А тогда, такие правила существовали только в Петербурге, Москве и Одессе.
За время работы Шуманского (1871-1876) в Кишиневе сдвинулись с мертвой точки такие вопросы: устройство водопровода и газового освещения, мощение улиц и шоссировка. В Кишиневе появились доселе невиданные учреждения: кредитное и страховые общества, Общественный банк, венерическая лечебница. Была полностью реорганизована и сменила свою экипировку пожарная часть, открыт Новый базар. Шуманскому удалось, впервые без скандалов «чисто» провести следующие выборы в Городскую Думу. Причем, это – попросту неполный перечень тех вопросов, которые входили в сферу интересов кишиневской городской управы, которую возглавлял К. П. Шуманский. В 1876 году, через год после избрания его на второй срок, он умер, так и не успев закончить многие начатые им дела.
Намеренно не даю сейчас оценку его правлению, пусть это сделает сам читатель….


А. Банух.

Profile

baseahost
baseahost

Latest Month

November 2016
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars